Логотип Allbooks.by

На данной странице представлены цитаты из книги " Правда " ( Пратчетт Терри ) : афоризмы, крылатые выражения, знаменитые мудрые фразы из произведения.

Он всегда недолюбливал людей, которые «никого не хотели обидеть». Удобная фраза: произнес ее – и обижай кого хочешь.

Пока правда надевает башмаки, ложь успевает весь мир обежать.

Обычным оружием убивают только однажды, а словом убивают снова и снова.

Он всегда говорил правду, просто правда и точность иногда не одно и то же.

Мозг начинает работать намного быстрее, если подозревает, что его вот-вот разрубят пополам.

Иногда стекло вынуждено блестеть ярче бриллианта, потому что больше нуждается в самоутверждении.

А это законно?
...
А что есть закон? Просто слова на бумаге.

В мире есть два типа людей. Одни, увидев заполненный наполовину стакан, говорят: он наполовину полон. Другие говорят: он наполовину пуст. Но на самом деле, мир принадлежит тем, кто, взглянув на стакан, заявляет: «А что это тут? Извините? Извините? Это мой стакан? Я так не думаю. Мой стакан был полон до краев! И он был гораздо больше!»

Если не поймать события за шиворот, они схватят нас за горло.

Жители Анк-Морпорка рассматривали правописание как некий необязательный бонус. Они относились к нему примерно так же как к знакам препинания: главное что они есть, а где именно – не так уж и важно.

— Ты уверен, что все это правда?
— Я уверен, что все это журналистика.

— На доллар в день мы будем жить как короли.
— Хочешь сказать, нам отрубят головы?
— Нет, я...
— Кто-нибудь взберется по сортирному отводу с раскаленной докрасна качергой и...
— Нет! Я имел в виду...
— Нас утопят в бочке с вином?
— Нет, я сказал «жить», а не «умирать» как короли.
— Кроме того, ты из любой бочки с вином выпьешься наружу...

То, что интересует общество, не всегда в интересах общества.

Просто поразительно, почему что-то всегда тащат, а оно кричит и отбивается. Похоже, никто и никогда не пытался, например, просто взять его деликатно за руку и отвести куда нужно.

— Готов ли ты принять будущее в свои объятия?
— Не знаю точно, милорд. А какая форма одежды для этого требуется?

На Себя-Режу-Без-Ножа никогда не садились мухи – боялись, что он сдерет с них арендную плату.

Его писанина была чем-то похожа на поганые сосиски, которыми он торговал: ты знаешь, что они то самое, чем кажутся на первый взгляд, и тем не менее доедаешь до конца, а потом еще и возвращаешься за добавкой.

Быть хронически честным – все равно что участвовать в велосипедной гонке в кальсонах из наждачной бумаги.

В мире гораздо больше бедных, чем богатых, и с них куда проще получить деньги.

Сахарисса выглядела слегка разочарованной. Она долгое время была респектабельной молодой женщиной. Для некоторых людей это означает, что в них просто накапливаются большие запасы нереспектабельности, только и ждущие повода вырваться наружу.

Кстати, тот некролог показался мне несколько странным. Обычно в некрологах описывается путь человека до смерти, а не после.

У благодарности тех, кто ищет власти, очень короткий срок хранения. Ищущие власти предпочитают иметь дело с тем, что есть, а не с тем, что было.

На самом деле, он был неизлечимо безумен и более-менее постоянно галлюцинировал, однако, предприняв недюжинное мыслительное усилие, его коллеги пришли к выводу, что дело поправимо: достаточно найти препарат, который вызовет у него галлюцинацию о том, что он полностью в своем уме.

... порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать своё право на существование.

Вулкану тормоза не приделаешь.

Пожары всегда вселяли ужас в жителей города, особенно тех его районов, где преобладали дерево и солома. Именно поэтому горожане так единодушно выступали против создания общегородской пожарной команды, буквально намертво стояли, ведь, согласно безупречной анк-морпоркской логике, люди, которым платят за тушение пожаров, естественно, позаботятся о том, чтобы работы было побольше.

— Нельзя превратить что-то одно во что-то совсем другое, — заявил капрал Шноббс. — Алхимики уже много лет пытаются это сделать.

— Пока что они освоили только один тип превращения: берешь дом — получаешь глубокую яму.

— ... Нет, это совсем не то. Да, господин, совершенно уверена, потому что это попугай, вот почему. Ты научил его лаять и написал «ПеС» на боку, но это по-прежнему попугай...

.. все в этом псе буквально кричало о том, что перед вами пудель, кроме общего впечатления, которое кричало что-то нецензурное.

Короли и правители приходят и уходят, оставляя после себя лишь изваяния в пустыне, а пара молодых людей, скромно трудящихся в своей мастерской, меняет весь мировой уклад.

Всякая придуманная им ложь немедленно выплывала наружу и приводила к беде. Даже такая незначительная, как «К концу недели у меня будут деньги». Это называлось «сочинять истории», и данный грех по мнению де Словвов, был даже стрешнее лжи. Ведь он был призван сделать ложь интересной.

Дело было даже не в том, что у господина Тюльпана имелось пристрастие к наркотикам, а в том, что он страстно хотел, чтобы оно у него имелось.

В тюрьме было очень тихо и спокойно. Скамья оказалась удобной. Стены покрывали надписи, и Вильям коротал время, исправляя орфографию.

Древесные лягушки родом из влажных джунглей Клатча. Эти проворные разноцветные существа, выделявшие самый смертоносный токсин в мире, счастливо обитали в огромном виварии, уход за которым был поручен студентам-первокурсникам (типа, если что, то невелика потеря: общий образовательный уровень не слишком пострадает).

Хаклстоунские учителя искренне верили, что достаточным количество энергичности можно заменить менее важные слагаемые успеха, как то: ум, предвидение, тренировки.

Он получил хорошее воспитание, но делает все, чтобы остаться хорошим человеком.

Я не мог не заметить, что в головы умных людей, стоит им собраться вместе, <...> частенько приходят весьма глупые мысли.

— Если бы йа говорийт нечто такой зловещий, как «темные глаза разума», в Убервальде, сразу же раздаваться бы раскат грома, — пояснил Отто. — А если йа указайт на замок или нависший над голова скала и произносийт: «Вот ист он, этот замок», в лесу обязательно завывайт волк. — Он вздохнул. — В древняя страна вся местность ист психотропна. Всегда знавайт, что от нее ожидать, а что нет. А здесь, увы, люди глядят тебя как на дурак.

Конюх тупо уставился на песика.
— Это ты сказал? — спросил он.
— Конечно нет, — ответил песик. — Собаки не умеют разговаривать. Ты что, совсем тупой?

Мир состоит из четырех элементов: земли, воздуха, огня и воды. Этот факт хорошо известен даже капралу Шноббсу. Вот только он не соответствует действительности. Есть еще и пятый элемент, так называемый Элемент Неожиданности.

Короли и правители приходят и уходят, оставляя после себя лишь изваяния в пустыне, а пара молодых людей, скромно трудящихся в своей мастерской, меняет весь мировой уклад.

Читатели могут весьма снисходительно относиться к вине политиков, но готовы с пеной у рта спорить о том, какая на самом деле была погода.

…Злодей похитил на $200 серебряных изделий у компании Х. Свинзем и Сын, Ювлр., ул. Совершенства, вчера после полудня. Мистер Свинзем (32 года), которому угрожали ножом, заявил Таймс: «Я наверняка узнаю этого парня, если опять увижу его, потому что мало кто носит чулки на голове».

— Знаю, сэр. Чтобы его сиятельство кого-то убил? Это уму непостижимо!

— Ты совсем идиот? — прорычал Ваймс. — Чтобы он сказал: «Мне очень жаль» — вот что уму непостижимо!

Гномы умеют превращать свинец в золото...
Наконец слух добрался и до остроконечных ушей самих гномов.
— Что, правда умеем?
— Откуда мнето знать? Лично я — нет.
— Ну да, а если б умел, то сказал бы? Вот я б не сказал.
— А ты что, умеешь?
— Нет!
— Ага!