Логотип Allbooks.by

На данной странице представлены цитаты из книги " Повелитель мух " ( Голдинг Уильям ) : афоризмы, крылатые выражения, знаменитые мудрые фразы из произведения.

Если б было светло, они б сгорели со стыда. Но кругом чернела ночь.

Они шагали рядом — два мира чувств и понятий, неспособные сообщаться.

Все всегда оказываются не такими, как от них ждешь.

Если лицо совершенно меняется от того, сверху или снизу его осветить, — чего же стоит лицо? И чего же всё вообще тогда стоит?

Неважно, сильный ты или нет, а честность есть честность.

— Правила! — крикнул Ральф — Ты нарушаешь правила! — Ну и что? Ральф взял себя в руки. — А то, что, кроме правил, у нас ничего нет.

Собрания. Очень уж мы их любим. Каждый день. Хоть по два раза в день. Все болтаем. Вот сейчас протрублю в рог, и увидишь — примчатся как миленькие. И все честь честью, кто-то скажет — давайте построим самолет, или подводную лодку, или телевизор. А после собрания пять минут поработают и разбегутся или охотиться пойдут.

Мысли — вещь ценная, от них много проку.

Он вдруг понял, как утомительна жизнь, когда приходится заново прокладывать каждую тропинку и чуть не все время следить за своими вышагивающими ногами.

Когда боишься кого-то, ты его ненавидишь и все думаешь про него и никак не выбросишь из головы.

... От бури не осталось следа, берег блистал, как наточенное лезвие. Гора и небо сияли в жаре, в головокружительной дали; и приподнятый миражем риф плыл по серебряному пруду на полпути к небу...

Для всего свои доктора есть, даже для мозгов.

Я боюсь. Я нас самих боюсь.

Пока светло, мы ещё храбрые. Ну а дальше что?

... и солнце злым глазом взирало вниз.

У кого соображенья нету, те только всем жизнь отравляют.

– Я главный, – сказал Ральф. – Вы же сами меня выбрали. И мы решили следить за костром. А вы погнались за едой. – А ты не погнался? – крикнул Джек. – У самого в руках кость!

И теперь, хоть рядом не было карающей родительской руки, Мориса все же тяготило сознанье греха. В мыслях невнятно пробивалось подобие извиненья.

Если лицо совершенно меняется от того, сверху ли или снизу его осветить, – чего же стоит лицо? И чего все вообще тогда стоит?

И, стоя среди них, грязный, косматый, с неутертым носом, Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа, над тем, как переворачивался тогда на лету верный мудрый друг по прозвищу Хрюша.

Ему хотелось объяснить, как все всегда оказываются не такими, как от них ждешь.

Они прекрасно знали, чего же. Из-за того, что даже представить себе нельзя, как нож врезается в живое тело, из-за того, что вид пролитой крови непереносим.

Опять его повело на мудреные выкладки. Если лицо совершенно меняется от того, сверху ли или снизу его осветить, – чего же стоит лицо? И чего все вообще тогда стоит?

Зверя – бей! Глотку – режь! Выпусти – кровь!

Сила покоилась на мышцах его загорелых рук, и власть улеглась ему на плечо, нашептывая в ухо, как обезьяна.

Они посмотрели друг на друга с изумленьем, любовью и ненавистью.

Все было хорошо; все были добрые и его любили.

Прикрытые глаза были заволочены безмерным цинизмом взрослой жизни. Они убеждали Саймона, что все омерзительно.

Когда боишься кого, ты его ненавидишь и все думаешь про него и никак не выбросишь из головы. И даже уж поверишь, что он – ничего, а потом как посмотришь на него – и вроде астмы, аж дышать даже трудно.

Двое мальчиков стояли лицом к лицу. Сверкающий мир охоты, следопытства, ловкости и злого буйства. И мир настойчивой тоски и недоумевающего рассудка.

Роджера удерживала за руку цивилизация, которая знать о нем не знала и рушилась.

Правильно. Мы рядом стояли. Мы ничего не делали, мы ничего не видели.

Голова – для зверя. Это – дар.

Ты не ищи тут смысла. Этого ничего уже нет…

Кто мы? Люди? Или зверье? Или дикари? Что про нас взрослые скажут? Разбегаемся, свиней убиваем, костер бросаем, а теперь еще – вот!

Мир – удобопонятный и упорядоченный – ускользал куда-то. Раньше все было на месте, и вот… и корабль ушел.

Смех вдруг сплотил мальчиков, и только Хрюша остался вне этого тесного дружеского кружка. Он залился краской, насупился и опять занялся очками.

Он колебался, извиняться ли ему перед Хрюшей или обидеть еще.

День совсем ушел с опушки, стерся с неба. Тьма хлынула на лес, затопляя проходы между стволами, пока они не стали тусклыми и чужими, как дно морское. Вместо свечек на кустах раскрылись большие белые цветы, и уже их колол стеклянный свет первых звезд. Запах цветов вылился в воздух и заполонил остров.