Логотип Allbooks.by

На данной странице представлены цитаты из книги " Карты на столе " ( Агата Кристи ) : афоризмы, крылатые выражения, знаменитые мудрые фразы из произведения.

Память – замечательный дар. Пока помнишь, прошлое не канет в вечность.

Знаете, женщины, помешанные на мужчинах, – это такая неприятная категория.

– Жизнь – нелегкое дело, – сказала миссис Лорример. – Узнаете, когда доживете до моих лет. Она требует неимоверного мужества и большого терпения. И в конце концов задаешься вопросом: «А стоило ли?..»

Правда иногда причиняет страдания, разрушает иллюзии.

под рулем будут лишь грациозные ножки

Пока помнишь, прошлое не канет в вечность.

Если вещь получается скучноватой, то стоит немного добавить крови, и она станет повеселей.

я, как та сороконожка, скачусь в канаву

риевая соль метилциклогексенил-метилбарбитуровой кислоты, – сказал Пуаро, с наслаждением выговаривая каждый слог.

– О, дорогой друг, чтобы никого не выдать, надо не открывать рта. Речь наша – величайшая разоблачительница.

Я знал людей, похожих на него, – до чего же определенные типы бывают похожи друг на друга!

Моя партнерша спасовала. Деспард поддержал партнера, назвал четыре. Я удвоила, и они остались без двух. Затем я раздала, и мы разыграли объявленные четы

иметь никакого отношения к следствию. – Вы хотите сказать, что кто-то из этих людей упрекнул в чем-то доктора? – спросила мисс Берджесс.

Миссис Лорример? Нервы у нее тоже в порядке, и она женщина, у которой может быть в жизни тайна. Она выглядит так, словно испытала когда-то несчастье.

то. – Прошу прощения, майор, что заставил ждать, – сказал Баттл. – Я хотел по возможности раньше отпустить дам.

место. Штучка старого закала, сама предупредительность, но дьявольски надмен

приветливые – маскировка! На вашем месте, инспектор, я бы его сразу арестовала.

обед был отменный, антураж безупречен. Приглушенный свет, полированное дерево, синее мерцание бокалов с виски.

меня действительно, как вы сказали, чисто буржуазное представление об убийстве

Самое неприятное, что придется расследовать четыре возможно совершенных когда-то убийства, а не одно.

Речь наша – величайшая разоблачительница.

Карты на стол – вот девиз этого дела. Игра ведется в открытую.

В качестве еще одного довода в пользу этой детективной истории следует сказать, что это было любимое дело Эркюля Пуаро. Впрочем, его друг, капитан Гастингс, услышав все от самого Пуаро, посчитал эту историю очень скучной!

Знаменитые преступления passionnels»[11],

Если бы я обедал только в тех домах, чьи хозяева совершенно в моем вкусе, боюсь, я бы редко бывал в гостях

Это уже четвертое ее убийство.

Надо выстроить сюжет. А потом то и дело застреваешь, и кажется, что никогда не выберешься из этой путаницы, но выбираешься! Писать книжки не ахти какое удовольствие. Это тяжелая работа, как и всякая другая.

И я жалею только об одном, что сделала детективом финна. Я ничего не знаю о финнах и все время получаю письма из Финляндии с замечаниями по поводу того, что он говорит или делает. Оказывается, в Финляндии многие читают детективные романы.

Один раз пошел подложить в камин дров. Раз принес попить дамам. Раз налил себе виски с содовой.

«Немного шампанского для полного выздоровления»

Он слишком успешно исполнял роль демона. Но он не был демоном. Au fond, он был глуп. И глупо умер.

городи глупостей, Рода. Я для него пустое место. – Тогда зачем он все время сюда является? Конечно же, он увлекся тобой. Ты как раз такая страдающая девица, которую он с удовольствием бы избавил от всяких бед.

нужны точные данные о двух бутылках. Я хочу иметь здесь полную ясность. – Сироп из инжира – вот какая была бутылка. Она, кажется, принимала его регулярно. Потом была краска для шляпы, которой она пользовалась

друг из английской полиции, сколько же лет тому назад? Сорок? «Кусочек сахара для птички…» Мурлыкая давно позабытую мелодию, Эркюль Пуаро вошел в роскошный магазин, торгующий женской одеждой и различными украшениям

сказал Деспард и спросил: – А как насчет убийства Шайтаны? Впрочем, это не в счет, ведь формально это не ваше дело. – Не мое дело, нет. Но все равно оскорбление для amour propre[76]. Я считаю это верхом наглости. Вы понимаете, ведь убийца действовал у меня под носом

оградил себя от превратностей осеннего дня. На нем было пальто и кашне. – Надо же, какая неожиданность! Встретиться в автобусе! Лицо, наполовину скрытое кашне, оставалось серьезно. В этой встрече не было ничего неожиданного. Выяснив, когда примерно Деспард выйдет из своей квартиры

Вы всех подозреваете, – сказала Рода. Она написала на бумажке несколько фамилий и протянула ему. Баттл поднялся. – Что ж, большое спасибо, мисс Мереди

Знаете, все комплименты ей старался делать и всякое такое. Мы то и дело подтрунивали над ней по этому поводу. – Я думаю, он просто хотел досадить мне, – сказала Энн.

Рода нашла мне работу. Я очень обрадовалась. Рода иногда приходила, даже оставалась, и мы были счастливы. – Кем же вы там были, компаньонкой? – Да, что-то вроде. – Скорее помощницей садовника

Должна, конечно, быть причина, – рассеянно произнесла миссис Оливер. – Я думаю, эта мысль абсурдна, – жестко сказала Энн. – Мелодраматична до абсурда. – Ну, Энн! – закричала Рода, как бы оправдываясь за нее.