Логотип Allbooks.by

На данной странице представлены цитаты из книги " Чернильное сердце " ( Функе Корнелия ) : афоризмы, крылатые выражения, знаменитые мудрые фразы из произведения.

Некоторыми книгами надо наслаждаться, другие – проглатывать; и лишь немногие нужно жевать, а затем хорошо переваривать.

Только книги могут спасти, только в них можно найти сочувствие, и утешение, и любовь... Книги, ничего не требуя взамен, любят каждого, кто их открывает. Они никогда не покидают даже тех, кто не заботится о них.

Я люблю гулять по ночам. Это мне больше по вкусу, мир становится другим. Пустынный, тихий и таинственный.

Если ты берёшь с собой книгу, происходит странная вещь: книга начинает собирать твои воспоминания. Стоит лишь открыть её потом, и ты сразу переносишься туда, где читал эти страницы. Пробежал глазами первые слова — и перед тобой оживают знакомы картины, ты чувствуешь запахи, вкус мороженного, которое ел во время чтения... Поверь, книги волшебные, ведь ничто так хорошо не удерживает воспоминания, как их страницы.

Мо любил шоколад до безумия. Самый занюханный Дед Мороз не чувствовал себя при нём в безопасности.

Все мы лжецы, когда нам есть от этого польза.

Волшебство приходит из книг.

Вдали от дома ничто не утешает так, как книга, верно?

Книги должны быть тяжёлыми, потому что в них спрятан весь мир.

Иногда радует, что наша память не так хорошо хранит воспоминания, как книги. Без них мы бы вообще ничего не помнили. Забыли бы Троянскую войну, Колумба, Марко Поло, Шекспира, всех сумасшедших королей и богов.

Знаешь, люди странно относятся к писателям: большинство не может себе представить, что книги пишут такие же люди, как они.

А ведь оказывается, самое лучшее в книгах то, что их всегда можно закрыть, когда хочешь.

Разве есть на свете что-нибудь прекраснее букв? Волшебные знаки, голоса умерших, строительные камни чудесных миров… И более того: знаки-утешители, избавители от одиночества. Хранители тайн, провозвестники истины.

Время тянулось очень медленно, как бывает всякий раз, когда, затаив дыхание, чего-то ждёшь.

... самое страшное, что может быть написано на человеческом лице — отсутствие жалости.

У библиотек всегда нет денег.

Книги подобны липучке. Ничто не сохраняет наши воспоминания лучше книжных страниц.

Пожалуйста, — прошептала она, открывая книгу, — забери меня отсюда хоть на часок, очень прошу.

Только в беде познается, из какого материала ты сделан. Я всегда думала, что сделана из дуба, но оказалось, что из какого-то другого дерева, податливого, как воск. Стоит какому-нибудь поганцу поиграть ножом перед твоим носом, и уже сыплются щепки...

Страх убивает всё. Рассудок, сердце, а уж фантазию — и подавно.

Почему взрослые думают, что дети лучше переносят тайны, чем правду? Разве они не знают про мрачные истории, которые плетешь себе сам, чтобы объяснить тайну?

Иногда полезно прийти в бешенство, если не знаешь, как побороть боль.

Море всегда пробуждало в ней тягу к какой-то неведомой цели.

Каждая придуманная история может стать реальностью...

Хотела бы я знать, почему читать про приключения приятней, чем попадать в них.

Если кто-то крадёт книги или не возвращает их, одолжив на время, пусть превратится книга в его руках в ползучего гада, и да хватит его удар, и да онемеют все его члены. И да будет он громко кричать, прося пощады, и да не будет мучениям его конца. И пусть книжные черви гложут его внутренности, а последним наказанием его станет вечная Геенна огненная.

Много веков назад переплёты для особенно ценных книг делали из кожи неродившихся телят: Charta virginia non natal — красивое название для ужасной вещи. — И в этих книгах, — говорил Мо, — было много мудрых слов о любви и доброте.

Он один из моих лучших злодеев. С какой стати мне его убивать? В реальности так и бывает: жестокие убийцы уходят от правосудия и живут счастливо до конца своих дней, а хорошие, даже самые лучшие люди умирают. Такова жизнь. Почему в книгах должно быть по-другому?

Есть книги, которые надо только отведать, есть такие, которые лучше всего проглотить, и лишь немногие стоит разжевать и переварить.

Да, мир ужасен и жесток, как кошмарный сон. Только книги могут спасти, только в них можно найти и сочувствие, и утешение, и любовь… Книги, ничего не требуя взамен, любят каждого, кто их открывает. Они никогда не покидают даже тех, кто не заботится о них.

Лучше тысяча врагов за стенами дома, чем один внутри. Арабская пословица

«Мир – сцена, где у всякого есть роль, моя – грустна».

Иногда гнев помогает, когда грусть мешает найти выход

«Там, где сжигают книги, скоро будут гореть и люди»

Книги, ничего не требуя взамен, любят каждого, кто их открывает.

– Боже мой, – бормотала она, снимая туфли с усталых ног, – как подумаю, сколько раз я мечтала о том, чтобы прокрасться в одну из своих любимых книг. А ведь оказывается, самое лучшее в книгах то, что их всегда можно закрыть, когда хочешь.

Иногда очень хочется кого-то сильно стукнуть, но какой в этом толк? Совершенно никакого. Печаль никуда не уйдет.

Во сне человеку дается знание. Он знает о том, что, например, глазам верить нельзя. Просто знает.

У нее близорукость, но она слишком гордая, чтобы носить очки…

Иногда, – сказал он наконец. – Утром, днем, вечером и ночью. Почти постоянно.

Мне, бедняку, все царство – книги. У. Шекспир. Буря

Возможно, смерть в самом деле только начало новой истории

Мне кажется, она одними буквами питается. У нее их целый дом. Ей явно лучше с ними, чем в обществе людей.

Мегги всегда переполняло любопытство и книга с такой легкостью могла увлечь ее в свой таинственный мир, что она могла начать читать ее в самый неподходящий момент.

Слишком дорого, слишком дорого, слишком дорого! – бормотала она. – Запомни мой совет: нельзя увлекаться тем, на что нет денег. Пристрастие будет глодать тебя, как книжный червь.